Допы к «Энциклопедии военного дела», часть 4

В новой порции вырезанных материалов — рассказы очевидцев о двух (их было намного больше!) конфликтах, которые пережила Республика до начала «разборок» между светлыми и темными: войнах с Тионом (ок. 24 000 тыс. лет до Явина) и Вейманцией (7811 г. д.б.я), а также очерк о республиканских ВДВ. Джейсон Фрай и Дэниэл Уоллес (написавший статью о Вейманции) изощряются в умении разбрасывать странные имена и другие неологизмы, объясняя достаточно, чтобы заинтриговать, но слишком мало, чтобы стало понятно до конца.

Авторская версия «Энциклопедиии военного дела», часть 4 — Становление Республики

imp-jumptrooper

Представляем четвертую из 12 статей, в которых будет впервые раскрыт материал, вырезанный из энциклопедии Star Wars: The Essential Guide to Warfare перед ее публикацией в апреле 2012 года. Каждый раздел предваряют краткие комментарии, в которых рассказывается, почему материал отправился в мусорное ведро.

РАССКАЗ ЧАСОВОГО

Джейсон Фрай: Эта статья — один из моих любимых текстов, которые угодили в мусорное ведро: я считаю ее трогательной (по крайней мере, надеюсь на это) без слащавости. Но мы все еще оставались в далеком прошлом  галактики «Звездных войн», в эпохе, знакомой только заядлым фанатам и лишенной более знакомых отсылок, которые были бы понятны большинству. Я люблю всякую заумь для посвященных, но перебор с нею мог быть опасен для книги, а этот текст казался именно таким.

Эрих Шёневайс: И снова мы с Джейсоном столкнулись с проблемой избытка материала. Моей целью было, чтобы повествование не стояло на месте и чтобы сохранялся баланс между тем, что хотел бы увидеть случайний читатель, и тем, чего ждал бы от книги более знающий фанат. Как сказал Джейсон, это был хороший, трогательный текст, но в нем не было духа ЗВ, и если бы не упоминание джедаев в самом конце, случайный читатель даже не понял бы, что это «Звездные войны».

caamasi-egtas-400x656

До своего разрушения в 19 г. д.б.я. Дворец мемний на Каамасе был широко известен среди историков, поскольку в нем хранились миллионы непосредственных рассказов представителей разных рас, на протяжении своей жизни противостоявших насилию. В числе самых старых записей,  сберегавшихся во Дворце, была барагвинская памятная матрица, на которую были записаны воспоминания солдата Республики,  отправленного на Малый Фаланг вскоре после окончания Тионской войны (ок. 24 000 г. д.б.я.). Визуальная часть матрицы нечитаема из-за утери алгоритма кодирования, но голос по-прежнему воспроизводится. Нижеследующий перевод сделан на основе копии, которая во время опустошения Каамаса находилась во владении передвижной выставки мемний.

Я вырос на Малом Аттллусе, но родители еще в юном возрасте привезли меня на Окатор-8. Они вложили все свои сбережения в покупку земли, которую им посулили ушлые торговцы на Брентаале. На Малом Атуллусе  тогда только и было разговоров, что о лучшей жизни, ожидавшей на девственных планетах за пределами Кольца.

И в определенном смысле это оказалось правдой. Окатор-8 изобилием не отличался — это была холодная планета с бедными почвами. Но земля стоило дешево, грунт можно было улучшить, приложив некоторые усилия, а веллаи — местные животные — имели кроткий нрав и легко приручались. Собственно, это было моей первой работой, пока родители строили хижину и расчищали поля: ходить в лес и расставлять западни для веллаев. В первый же день я поймал шестерых и возомнил себя богом леса. Потом я всем им придумал имена. Родители только не сказали, что веллаи, в конечном итоге, предназначены для обеденного стола. Наверное, дел было так много, что им это просто не пришло в голову.

На первых порах я скучал, но в конце концов перестал вспоминать Малый Атуллус, кроме как во снах. Да и к жизни на ферме привык. Рано поутру выгнать веллаев на пастбище и оставить под присмотром шакаволка;  прополоть сарию; дождаться, когда цветы хищной чарсбии почувствуют тепло утреннего солнца, и воткнуть в них трубки — только подходить всегда нужно с затененной стороны, а то получишь перо в ладонь. Собрать нектар и дальше все утро рыться в глине, искать спелые тыквы голт. После обеда — свистнуть шакаволку, чтобы пригнал стадо домой. Вычистить у веллаев шерсть, проверить, не началась ли у кого из самок течка, и посмотреть в генеалогических книгах, с кем лучше ее случать. Потом ужин, ремонт и уроки, если не удалось отвертеться. Поначалу я просто терпел. Но со временем понял, что счастлив. Я узнавал каждого из наших веллаев по запаху его шерсти и по тому, как он фыркал. Брюна, своего любимого шакаволка, я помнил еще розовым слепым щенком, и он любил меня больше всего в галактике. Я знал каждое дерево в лесу, каждый выход породы в холмах, каждую яму и увал, которые мы не выровняли под сады чарсбии.

Конечно, мы слыхали о войне. Мы узнавали последние новости, когда отправлялись в город или когда ловили хороший сигнал подпространственного радио. Я знал о тионцах, о том, что они причинили нам ужасное зло, и мы им, наверное, тоже. Я слышал о Зиме. Его съели адские слизняки, чтобы его могущество перешло к ним, хотя тионцы уверяли, что он восстанет из мертвых и снова поведет их.

Впрочем, он как был мертв, так и оставался, и не было никаких признаков того, что он собирается возвращаться. В любом случае все это происходило далеко от Окатора и явно не имело к нам никакого отношения. Мы вообще находились в стороне от Перлемианского пути; иногда маяк на Утаре выходил из строя, и тогда целыми неделями мы не видели ни одного торгового корабля.

По слухам, потому-то они и выбрали нас. Говорят, им надоело прилетать и уничтожать по нескольку кварталов на каком-нибудь гигантском экуменополисе, где даже такие массовые жертвы выглядели статистически незначительными. И вроде бы они искали место, где могли убить всех. Не знаю, почему они выбрали именно Окатор-8, да это и не имеет значения.  Сгодилась бы любая планета в Разделе. Они могли выбрать Матабру, Иламму или Большой Кортилий. Но нет. Они выбрали Откатор.

Мы с Брюном были в лесу, выслеживали заблудившегося веллая, когда я услышал шум моторов первого корабля. Я сразу понял, что это не торговец и не курьер с Хлеи. Звук был другой — странный, басовитый. Этого корабля я не видел, но потом заметил второй, за ним третий. Они были медного цвета, с красными эмблемами на рубках, и я понял, что это тионские баркасы.

Потом я вдруг оказался на спине и на время оглох. Поднявшись на ноги, я увидел, что деревья на гребне Пинсон как ножом срезало и они лежат комлями к поселку Дервей. Над гребнем поднимался столб черного дыма, который переползал за гряду и укрывал все вокруг. Брюн носился вокруг меня, и было видно, как он скалит зубы и воет, хотя я едва слышал его.

Вдруг Брюн остановился, шипы на его спине встали дыбом. Где-то секунду он стоял как вкопанный, а потом вдруг помчался через лес домой. А я заметил тионские корабли над расселиной Дюни и лощиной Шиллаг. Они медленно плыли в небе, как будто разыскивая что-то.

Я увидел под светлыми днищами баркасов вспышки зажигательных и диоксиевых1 бомб. Дюни накрыло газовое облако, я понял, что все тамошние жители погибли. Затем над Шиллагом взметнулись языки пламени. И я бросился бежать, потому что увидел новый проблеск над самым гребнем — там, где лежала наша долина.

Самым страшным, наверное, было то, что я увидел ферму еще до того, как баркас зашел в атаку. Брюн собрал веллаев в кучу и пригнал их домой. Его приучили к тому, что опасность исходит из леса, от ночных сычей и других тварей, а на ферме — безопасно. Ему было невдомек, что теперь все наоборот.

Баркас зажег свою плазменную горелку, и я увидел, как Брюн и веллаи бегают кругами. Все они были в огне. Мне хотелось одного: чтобы они легли, чтобы все закончилось скорее. Слишком долго это продолжалось. Затем вспыхнул дом, огонь перекинулся на поля. На моих глазах лопались хищные цветки, в которых вскипал нектар. Баркасы улетели, сделав свое дело. Три недели спустя прибыл курьер и обнаружил, что Дервей уничтожен вакуумной бомбой. Еще через две недели мне удалось связаться с кораблем-разведчиком. То был мой последний день на Окаторе.

Насколько мне известно, то был послений день, когда кто-либо вообще был на Окаторе.

Они хотели, чтобы я отправился на Корускант и рассказал свою историю. Но я отказался. Вместо этого я полетел на Абхеан, чтобы записаться добровольцем в армию, и в конце концов меня приняли. Спустя четыре месяца, прежде чем я успел побывать в бою, Десерво сдалась. Война была окончена.

Я служу здесь уже 12 лет. Страж Республики под началом джедаев-часовых. Я отслеживаю движение кораблей, просматриваю разведданные, результаты радиоперехвата — словом, все, что исходит из Тиона.

Малый Фаланг мне не нравится. Здесь холодно и все время дождит. Здесь ничего не растет и нет скотины, которую можно держать дома. И работа моя тоже мне не по душе. Она оставляет слишком много времени на раздумья.

Но кто-то должен это делать, и этот кто-то — я. Я не выбирал эту работу — она выбрала меня, когда баркасы прилетели на Окатор. Ненависти к тионцам у меня уже не осталось. Раньше я их ненавидел. Но это чувство мучило меня, лишало сил, и я заставил себя остановиться. Однако я им не доверяю. Никто в Республике не должен им доверять. За ними нужно следить, и в этом состоит моя работа. Все мы, кто есть на Фаланге, следим за ними. И будем следить всегда.

БУРЯ С ВЕЙМАНЦИИ

Джейсон Фрай: «Бурю с Вейманции» придумал мой друг и соавтор по «Атласу» Дэн Уоллес, вкратце упомянув ее в Galaxy at War2 Это название меня заинтриговало, и в энциклопедии я использовал эту давнюю войну как пример изменения парадигмы в военных технологиях Республики (ее описание нашло себе место в разделе «Большие корабли»). Я попросил Дэна написать внутримировой документ для врезки: хотелось показать всем его поразительный талант придумывать странные, выразительные имена и языки. Текст, который он написал, мне очень понравился, но — как в случае с «Рассказом часового» – после взгляда на рукопись стало ясно, что первые разделы слишком затянуты и переполнены относительно малопонятной информацией. Поэтому, увы это тоже пришлось вырезать.

Эрих Шёневайс: Мое мнение об этом тексте — в то время я не знал, что его написал Дэн — заключалось в том, что произведение не объясняет суть «Бури с Вейманции», а скорее адресовано читателю, который уже знаком с этим событием. Я сказал Джейсону: надо или лучше растолковать, что такое «Буря с Вейманции», или найти убедительную причину оставить этот текст, потому что врезка явно просилась на выброс. Прочитав ее еще снова, я убедился в том, что решение было правильным.

О, и еще: тогда же я предложил сохранить эту статью и когда-нибудь позже выложить на сайте как эксклюзив. Я доволен своим Силовым предчувствием и рад, что теперь вы тоже можете прочесть работу Дэна.

<10.30.7786 г. д.б.я.>

Расшифровка речи канцлера Награты по случаю 25-летия победы в конфликте, получившем название «Буря с Вейманции»:

Приветствую всех и благодарю старшего сержанта Зукко за его присутствие на сегодняшней церемонии. Спасибо ветеранам — там, кто сегодня здесь, и тем, кто смотрит трансляцию на своих родных планетах. Это вы своим потом, своей отвагой добыли победу, которую мы ныне празднуем.

Победу в «Буре с Вейманции» мы отмечаем каждый год, начиная с того знаменательного, торжественного дня. Ее будут помнить  спустя много лет после того, как я покину свой пост, и еще долго после того, как все мы отойдем в вечность.

Победа принесла освобождение нашим отважным поселенцам на Кольце, и эти поселенцы с тех пор  произвели на свет новые поколения граждан. Чистую, исполненную надежд молодежь, которая не знала войны. Они — наше наследие. Наследие каждого солдата Республики, который сражался, каждого республиканского поселенца, который оказывал сопротивление захватчикам, и каждой жизни, отданной на полях сражений. Эти жертвы никогда не будут забыты.

Какое значение «Буря с Вейманции» имела для Республики? Ни в одном другом конфликте, прошлом или последующем, мы не сталкивались с противником, который настолько превосходил нас технологически. Хотя мы имели стократный перевес  в живой силе, страшные машины смерти, оказавшиеся в руках бессовестных тиранов, нанесли нам ужасающие потери.

Наемная армия под командованием «Вихря-0.6″ была вооружена пушками, которые извергали ураганы энергии такой плотности, что они казались беспрерывными потоками огня. Армады «Жён Тингриппы» дерзко рассекали пространство Кольца от одного маяка к другому, хвастаясь, что их оружие пробьет корпус любого корабля Республики, а щиты поглотят любой неприятельский залп.

По мере того, как продолжалось их наступление, враги становились все кровожаднее. На Верхнем Полдне 10 миллионов поселенцев встретили свою смерть, когда их землю поглотил огонь. Оборона Барента позволила практически полностью эвакуировать гражданское население ценой гибели почти всей тактической группы, чьи экипажи, не дрогнув, исполнили свой долг до конца. При маяке Сункану враг полностью уничтожил 4-ю флотилию, когда смелая попытка усилить щиты не удалась и корабли превратились в беспомощные мишени.

Мы никогда не радуемся войне. Наша Республика была основана не на крови, а на принципе взаимопримирения путем сотрудничества. Однако эта война была необходима. Подписантов Вейманции нужно было остановить. Некоторые из них были фанатиками, другие желали очищения территорий, третьи не верили ни во что, кроме холодной машинной логики. Но массовое уничтожение поселенцев и их семей? Так могли поступать только служители зла.

Необходимость освобождения северных территорий Кольца была чем-то само собой разумеющимся. Для Республики одинаково ценны жизни всех жителей, будь то уроженцы Корусканта или Каурсито. Оплакав свои потери, мы, граждане, поднялись как один, чтобы дать отпор агрессору.

Ряды наших солдат быстро пополнялись решительно настроенными добровольцами. Заводы региона Экспансии массово выпускали бронированные галеоны и гусенечные машины. Разведчики и дешифровщики трудились день и ночь над океаном перехваченных данных – моя мать была одним из «просеивателей луковиц». А в глубоком тылу, за охранным периметром на судоверфях Аксума,  техники пытались разобраться в оружии и корабельных генераторах, которые флот захватил при Сиф-Алуле.

Ибо в то время как мы, республиканцы, обладали непобедимым боевым духом, на стороне противника было преимущество холодной автоматики. На протяжении тысячи лет в Полости Вейманции «Сестры кузницы машин» изучали наши технологии, после чего они усовершенствовали наши разработки во всех мыслимых отношениях. Их корабли могли летать быстрее и дальше. Энергетические щиты выдерживали любой обстрел нашей корабельной артиллерии. А скоростные импульсно-волновые пушки, стрелявшие бронебойными разрядами,  действовали одинаково безотказно хоть на корпусе корабля, хоть в когтистом кулаке музаранского громилы. Нет, мы никогда бы не сдались. Но без научных прорывов, достигнутых на Аксуме, цена победы была бы намного выше.

clonetrooper-jump

И в конце концов мы сделали это. Мы — то есть Республика — сделали это. Республиканский ракетный десант, вооруженный усовершенствованными импульсно-волновыми карабинами, остановил улей нештабинов на Тантаре. Артиллерийский корабль «Близорукий», оснащенный экспериментальным генератором щита и окутанный мерцающей энергетической «кожей», прошил вражеские боевые порядки при Иммалии, положив конец орбитальной бомбардировке, тогда как их уцелевшие корабли в испуге бежали к гиперпространственному маяку. Старший сержант Зукко был среди тех, кто штурмовал магнитный утес на Миттоблейде, где он помог обрушить Светильню Клоу, потеряв обе ноги в бою с дошанским налетчиком.

В конечном итоге все мы знаем о победном наступлении Республики и о последних зверствах врага. Но в памяти остались такие истории, как подвиг солдат, которые не покинули свои позиции на Пейге, или кораблей флота, удержавших линию во второй битве за Полдень. Мы помним ветеранов, которые собрались сегодня здесь и чьи братья и сестры присутствуют с ними незримо.

Мы помним разрушения, которые пережили планеты северного Кольца, ныне процветающие. Нашему торжествующему кличу вторят крики младенцев, которые в этот момент рождаются в семьях Кольца. Гиперпространственная выгребная яма — вот все, что осталось от брачного ложа Вейманции, а на тысяче планет Кольца гордо реет флаг Республики. Скоро к их числу присоединится новая тысяча, и следующая тысяча уже на подходе. Вот наша награда, купленная ценой преданной службы и самопожертвования, ценой крови и лишений.

Сегодня мы салютуем всем тем, кто завоевал эту награду, и поминаем тех, кто сложил свои головы. Во имя Республики да царит мир вечно.

РАКЕТНЫЙ ДЕСАНТ

Джейсон Фрай: Относительно простой раздел, составленный по мотивам описания Дэна из Galaxy at War. Текст, приведенный ниже, тесно связан с малоизвестной информацией, которой в книге и без того было слишком много, и поэтому без проблем пошел под нож – кажется, я убрал его сам еще до того, как отправил рукопись Эриху. Если оценивать задним числом, то после небольшой переработки этот текст вполне нашел бы себе место в книге – можно было обрезать исторический экскурс и сосредоточиться на тактике и связи с подразделениями клонов и штурмовиков. Но потому и говорится, что задним числом.

Эрих Шёневайс: Не помню, чтобы я это читал – это клёвый материал, и я нашел бы способ его сохранить. И уж точно заказал бы иллюстрацию. Могу представить клёвый рисунок, на котором ракетные десантники сражаются с дроидами-»джаггернаутами» на площади Монументов.

—————

Официальное известные как элитное ракетно-десантное наступательное подразделение, ракетные десантники тысячи лет были одним из самых знаменитых и любимых народом соединений армии Республики. Они прославились неслыханной отвагой в боях «от песков Сокорро до морей Сеффи», как гласил их знаменитый девиз.

rocket-jumper-GAW-400x433

С помощью реактивных ранцев ракетные десантники проникали в глубину неприятельской территории и захватывали воздушные плацдармы – площадки, куда можно было затем перебрасывать челноками солдат и тяжелую технику. Предшественниками подразделения были бойцы времен походов культа Пиус Деа, которые летали на парапланах, оснащенных двигателями.  Около 11 000 г. д.б.я. прогресс в технологии реактивных ранцев привел к реорганизации подразделения. Ракетные десантники сыграли ключевую роль в победе джедаев над войсками Пиус Деа при Орд-Кариде, а впоследствии отважно сражались в таких конфликтах, как Вторая Хергликсая распря (9757 г. д.б.я.), «Шторм с Вейманции» (7811 г. д.б.я.), Ганкская резня (4800-4775 гг. д.б.я.) и пограничный конфликт на Кесайе (4007 г. д.б.я.).

Еще одно из их наиболее известных сражений на самом деле закончилось разгромом: в 4015 г. д.б.я., во время Великого Восстания дроидов, отряды ракетных десантников, защищавшие Корускант, были перехвачены и уничтожены в небе над площадью Монументов взбунтовавшимися военными дроидами — «джаггернаутами» — на глазах у подавленных граждан. (По иронии судьбы, первые «джаггернауты» были запущены в производство прославленным ветераном подразделения — Верховным канцлером Вокатарой — чтобы помочь остановить Ганкскую резню).

В результате Руусанских реформ 1000 г. д.б.я. ракетный десант был распущен, но его тактикой продолжали пользоваться подразделения спецназа, секториальные и планетарные силы обороны, а также мандалорские налетчики. Приемы ракетных десантников изучались в армии клонов Республики  и использовались ранцевыми десантниками во многих конфликтах Войн клонов, а позднее ранцевый десант эволюционировал в  воздушно-десантные дивизии корпуса штурмовиков.

В ходе типичной боевой операции ракетные десантники на большой высоте покидали транспортные корабли, в свободном падении совершали полет до уровня 100 метров над землей или ниже, затем включали реактивные ранцы и плавно опускались на поверхность. Для обхода вражеских подразделений десантники всем отрядом совершали прыжок на низкой высоте, сохраняя плотный строй, а зону посадки очищали скоординированным огнем. В таких операциях они оказались настолько эффективными, что Республика посылала их на самые разные задания, предусматривавшие стремительную атаку укрепленной цели — будь то разведка боем, точечный удар по вражеским позициям, эвакуация особо важного лица, боевая или спасательная операция в атмосфере или в космосе. Также отряды ракетного десанта придавались соединениям флота Республики: они совершали прыжки в невесомости к вражеским кораблям, вскрывали их корпуса с помощью взрывчатки и затем захватывали или уничтожали эти корабли. По слухам, в золотые годы подразделения менее 8% кандидатов переживали изнурительную инициацию, которую нужно было пройти, чтобы стать ракетным десантником.

Ракетные десантники знали, что их задания всегда опасны и зачастую заканчиваются гибелью. Мало кто рассчитывал дожить до пенсии и поселиться где-нибудь на тихой планетке. Поэтому они были знамениты тем, что жили на полную катушку: устраивали потасовки в подозрительных кантинах, на спор совершали разные безумства с риском для жизни и затевали любовные интрижки, не имеющие шансов на продолжение. Но даже большинство из тех, кому досталось от пьяного десантника, все равно продолжали восхищаться их отвагой и бесшабашностью. Бесчисленные дети на планетах Республики вырастали на голофильмах  о ракетных десантниках, играли их фигурками с огромным количеством деталей и мечтали когда-нибудь тоже выпрыгнуть из трюма транспортного корабля навстречу врагам Республики.

Star Wars Blog | Star Wars: The Essential Guide to Warfare Author’s Cut, Part 4: The Rise of the Republic

  1. отравляющее вещество, которым неймодианцы хотели убить двух джедаев в «Призрачной угрозе»
  2. Дополнение к ролевой игре от Wizards of the Coast, вышедшее в 2009 г.

Источник: RSS-лента http://starwars.org.ua/news/%d0%b4%d0%be%d0%bf%d1%8b-%d0%ba-%d1%8d%d0%bd%d1%86%d0%b8%d0%ba%d0%bb%d0%be%d0%bf%d0%b5%d0%b4%d0%b8%d0%b8-%d0%b2%d0%be%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%be-%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b0-%d1%87%d0%b0-4/

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML-теги и аттрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>