Допы к «Энциклопедии военного дела», часть 8

Байки о Войнах клонов: пропаганда, спорт и Клигсонова луна.

Авторская версия «Энциклопедиии военного дела», часть 8: истории о Войнах клонов

8-VanFleet_Hublin_poster-400x254

Представляем восьмую из 12 статей, в которых будет впервые раскрыт материал, вырезанный из энциклопедии Star Wars: The Essential Guide to Warfare перед ее публикацией в апреле 2012 года. Каждый раздел предваряют краткие комментарии, в которых рассказывается, почему материал отправился в мусорное ведро.

ВОЙНА ПРОПАГАНДЫ

Джейсон Фрай: Пропаганда была одной из тем, которые я хотел затронуть в «Энциклопедии военного дела», дабы показать, что война — это не только сражения и солдаты, что воевать можно и другими методами. Идея была хорошая, но когда пришлось думать, что бы вырезать, этот материал логично оказался среди кандидатов на удаление. Мне нравится этот текст, но места для него не было, и в конечном итоге я без возражений с ним расстался.

Эрих Шёневайс: Мы решили, что тему пропаганды можно осветить несколькими иллюстрациями, такими как замечательный плакат со штурмовиком Джейсона Палмера и плакаты с Ши Хублином Джона Ванфлита.

* * *

В эпоху Войн клонов в умах граждан властвовали голоса политических лидеров Республики и Конфедерации Независимых Систем — Верховного канцлера Палпатина и графа Дуку.

Перед войной Сепаратисты не рассматривали Палпатина всерьез, считая, что он умеет ловко манипулировать политиками, но не способен сформулировать внятный ответ на различные сецессионистские движения в Республике. Однако Палпатин оказался идеальным лидером военного времени: оставаясь невозмутимым среди ужасов войны, он сохранял непреклонную решимость противостоять Сепаратистам. Многие в Республике, видя, как его печалит конфликт и тяготят чрезвычайные полномочия, считали его незаменимым человеком и привыкли ждать его выступлений о ходе войны. Когда Палпатин решительно отвергал сепарптистские заявления о злодеяниях республиканцев и их разглагольствования о том, что войну якобы устроили джедаи, подавляющее большинство граждан Республики верили ему.

Но Палпатин был не единственным республиканцем, чей голос звучал в тылу Сепаратистов. Одним из самых умелых пропагандистов был харизматичный майор по имени Ахалас Свиндрен, в прошлом ученый с Комменора. Раскатистый бас Свиндрена звучал очень внушительно, к тому же майор был сильным полемистом и правоведом. В своих передачах, которые ГолоСеть транслировала на оккупированные планеты сквозь помехи Сепаратистов, он перемежал мрачные рассказы о зверствах, совершаемых механическими армиями Конфедерации, с последовательными опровержениями аргументов Дуку в пользу сецессии.

Свои ораторы были и у Конфедерации. Сам Дуку мастерски владел словом, и  за простые, но эффективные воззвания, в которых он говорил о духовных чаяниях жителей и их стремлении к свободе, на многих планетах его называли «Мягкой рукой». Послания Дуку, начиная со знаменитой «Раксусской речи», во время Войн клонов звучали повсюду. Они транслировались в Республику через мощные передатчики на фрегатах Банковского клана и распространялись по ГолоСети в «теневых трансляциях» Сепаратистов.

Сепаратисты также пытались влиять на граждан и солдат Республики. Тви’лекка с хриплым, низким голосом, известная под именем Рилот Риса, заманивала клонов музыкальными подборками, которые были качественнее тех, что транслировались по каналам Великой армии: вместо помпезного джатца, который играли республиканские бетти-боты,1 она предлагала энергичные ремиксы в стиле лип-джамп. Но поздно вечером Риса останавливала музыку и начинала умолять клонов не выбрасывать впустую свои жизни. Порой всхлипывая от избытка эмоций, она предупреждала, что полевым медикам приказано вырезать у тяжелораненых органы без анестезии, либо спрашивала у клонов: разве не заслуживают они того, чтобы вернуться домой к женам и подругам, как их товарищи-неклоны? После того, как республиканцы захватили Меркану (место, откуда распространялась значительная часть сепаратистской пропаганды), Риса замолчала, но саму ее так и не нашли. Кем она была на самом деле и какова была ее судьба, до сих пор загадка.

Не мене дурную славу заслужил другой сепаратистский пропагандист — библосский генетик Улл Хейбер, который вскоре после битвы на Геонозисе переехал на Серенно. Хейбер специализировался на ловкой пропаганде, рассчитанной на граждан Республики. Он предостерегал, что каминоанцы выключили гены, благодаря которым клоны могли бы интегрироваться в нормальное общество, и утверждал, что Республика скрывает многочисленные инциденты, когда клонами овладевала жажда крови и они массово убивали граждан, для защиты которых их создали. Хейбер также предупреждал, что после войны генералы-джедаи обещали клонам землю на нескольких республиканских «планетах свободы», которыми те будут управлять как сочтут нужным.

8-gunship-geonosis-400x225

ЗВЕЗДА ШОКБОЛА — ГЕРОЙ СЕПАРАТИСТОВ

Джейсон Фрай: Я всегда был любителем спорта и думал о том, как, как бы написать историю о спорте в далекой-далекой галактике. Но  объем слов был ограничен, и «Энциклопедия военного дела» была неподходящим местом для таких экспериментов. Хотя мне нравятся обидные кричалки фанатов — как известно, эту тактику любят английские футбольные фаны. У нас в Америке просто выкрикивают непристойности, а бедные комментаторы делают вид, что ничего не происходит.

Эрих Шёневайс: Этот коротенький текст блестяще демонстрирует, почему я так люблю работать с Джейсоном. Он полон элементов из нашего реального мира, ловко вплетенных в ткань ЗВшной истории. Этот текст стоит прочитать уже ради одной кричалки. Рад, что теперь вы можете это сделать.

* * *

В 23 г. д.б.я. Коб Мандрей был капитаном «Куатских мастеров» — одной из лучших шокбольних команд Ядра — и постоянным героем сплетен, которые разносила ГолоСеть. А год спустя он уже командовал солдатами Сепаратистов на Внешнем кольце.

Мондрей родился на селькохозяйственной планете Очотль, что за Пангареесом, и впервые привлек внимание охотников за талантами с Эриаду в 31 г. д.б.я., когда он вывел корпоративную команду «Очотль Агро» в чемпионат сектора Айрам. С тех пор его шокбольная карьера непрерывно шла в гору: он подписал солидный контракт с «Патриотами Эриаду» и помог им выйти в Галактическую лигу. В 27 г. д.б.я. Мондрей, уже ставший любимцем всего Внешнего кольца, ошарашил своих поклонников, заключив баснословный мегаконтракт с напористым «Куатом». О своем решении он объявил в прямом эфире по ГолоСети спустя всего несколько минут после того, как «Куат» сообщил о покупке у «Шадских фурий» Геттла Теброна, друга и соперника Мондрея.

Вдвоем эти парни превратили «Куат» в шокбольного тяжеловеса. В 26 г. д.б.я. «Мастера» прорвались в финал Галактической лиги, где проиграли своим стародавним соперникам, «Комменорским бриллиантам», в овертайме эпичной пятой игры. В следующем году Мондрея и Теброна уже никто не смог остановить, и «Куат» взял титул.

Благодаря своим подвигам Мондрей сказочно разбогател, обзавелся роскошными особняками на верхушке куатского орбитального дворца и на одном из эксклюзивных пляжей Спиры – но в Ядре он так и не прижился, и его тревожило то, что происходило на Очотле.

Пытаясь усилить свои позиции в конкуренции с агропромышленными фирмами с Пангарееса, «Очотль Агро» вошла в Корпоративный Альянс. Но эти фирмы были под контролем инвесторов с Эриаду, имевших связи в судах.  Весь выращенный «Очотль Агро» урожай корня чаки был уничтожен из-за подозрений в завозе коррисского долгоносика; ни одного насекомого так и не нашли, но планете назначили трехлетний испытательный срок, тем самым фактически закрыв рынок для ее продукции. Когда Корпоративный Альянс попытался обжаловать дело Очотля в суде, пираты с Нокто взорвали орбитальные склады планеты, а силы безопасности на Внешних территориях  – еще одно орудие в руках инвесторов с Эриаду — особо не вмешивались.

Когда сектор Айрам вместе со своими соседями по  Римманскому торговому пути отложился от Республики, репортеры засыпали Мондрея вопросами о его симпатиях. Шокболист не стал прятаться за обычными клише знаменитого спортсмена, а обрушился на Республику с убийственной критикой и не отступил даже несмотря на штрафы со стороны «Мастеров», утрату рекламных контрактов и запрет играть в Галактической лиге. Он собрал пресс-конференцию на Деноне, где в язвительных выражениях распрощался с шокболом, и уехал на Меркану. Мондрей сражался на Хайпори и Шумваре, но больше всего он пригодился в качестве оратора. Бывший спортсмен отстаивал дело Сепаратистов, появляясь на таких мероприятиях, как Чаносантский конклав.2

Мондрей пережил войну и немного посидел в тюрьме, но был помилован Императором Палпатином в рамках программы примирения с территориями Внешнего кольца. В шокбол он так и не вернулся, а Геттл Теброн больше с ним не разговаривал. И даже спустя десятки лет фаны команд-соперниц дразнили «Куатских мастеров» кричалкой: «Сепаратюги, убирайтесь домой!»

8-clone-pilot-400x320

ИСТОРИЯ СОЛДАТА: Я БЫЛ ПИЛОТОМ ШТУРМОВИКА

Джейсон Фрай: Мне нравится эта зарисовка из жизни Великой армии, но она слишком напоминает рассказ от первого лица, такой как «Солдат падает в дыру…» Последний в книгу попал, но так как места было мало, этот текст пришлось вырезать.

Эрих Шёневайс: Джейсон прав: рассказ от первого лица, как он хотел, у нас уже был — «Солдат падает в дыру…». Этот тоже хорош, но место в разделе было только для одного.

* * *

КТ-1155. Можно «Оборотень».

Мы до этого тренировались в условиях, похожих на геонозианские — в боксе на Штормовой. Так мы называли Камино. Я имею в виду реальные полеты, а не голотренажер. В боксе можно было попробовать практически все: я летал над ледяными планетами, над пустынями, лесами, болотами — в общем, над всеми ландшафтами, которые можно было сымитировать путем переконфигурирования плит пола и настройки генераторов погоды. В боксе можно летать на низкой высоте, так что то были тренировки приповерхностных операций. Но на голотренажере я где-то с тысячу раз проигрывал вхождение в атмосферу. Это не преувеличение: меня начали учить на пилота, как только вынули из цилиндра. Проверять глаза и рефлексы там начинают еще до того, как ты научишься сидеть.

Разница между голотренажерами и полетами в боксе? На голотренажере все было немного более гладко, более предсказуемо. Реальность была более сложной, более хаотичной. А настоящий Геонозис — и того хаотичнее.  Территория напоминала нечто среднее между «большим плоскогорьем» и «пересеченной местностью», только все детали рельефа были намного крупнее, а атмосфера — плотнее. Я заметил это сразу, едва мы покинули ангар нашего «аккламатора». Ручка управления казалась тяжелее, а «ларти» — менее послушным. Впрочем, это была не та проблема, с которой бы я не совладал.

Что я буду пилотом «ларти», я узнал только после вылета со Штормовой. Я не возражал: до того я успел полетать на всем, что заказчик показал каминоанцам, от истребителей до десантных кораблей. Даже АТ-ТЕ водил пару раз, на всякий случай. Ненавижу эти штуки: гораздо спокойнее, когда знаешь, что на случай чего есть еще третье измерение.

И знаете что? От осознания того, что жуки в нас стреляют, ощущения были совсем другими. Мы их увидели сразу, эти похожие на раков истребители. Ронто, мой второй пилот, сбил несколько штук на подлете к холмам Им’г’тве. Конечно, у нас бывали учения с боевой стрельбой, но если на таких учениях кто-то гибнет, то это значит, что кто-то другой допустил ошибку. В реальном бою это значит, что этот другой сделал свое дело.

Я видел сбитые «ларти», которые горели внизу. Но мы сели без происшествий, только корму немного повредил жучиный истребитель удачным выстрелом. Пока мы сидели на земле, у меня прямо желудок сводило: казалось, будто все ракеты, торпеды и турболазеры в системе нацелены на меня. Потом пришло разрешение на взлет, я сосчитал: «одна тысяча, две тысячи» и взмыл в небо за новой партией. Целый день я возил солдат в  точки сбора, попутно уничтожая цели — «леталка-стрелялка», так это у нас называется. Не знаю, сколько взводов мы выгрузили, сколько жуков сбили, сколько выпустили ракет и т.д. Наверное, где-то должна быть телеметрия, но для меня все спрессовалось в тот самый первый час:  сенсорные профили, захваченные цели, координаты зон высадки, маршруты полетов, дозаправка, перезарядка и обратно.

Когда все закончилось, я едва сумел стащить с себя броню. Спина, ноги и задница убивали меня за то, что весь день просидел в доспехах, а пальцы, сжимавшие рукоятку, были скрючены как рачьи клешни. Я залез на койку и сразу отрубился, будто от оглушающего разряда. С вами бывало такое, что утром просыпаешься и не сразу можешь вспомнить, где ты? Так было со мной на следующий день. И только когда я почувствовал вибрацию двигателей «аккламатора», то вспомнил все. И понял, что это было только начало.

8-kligson-400x552

ВОЕННЫЙ ПОРТРЕТ: КЛИГСОН

Джейсон Фрай: У каждого автора есть статья, поэма, книга или иное произведение, которое противится всем попыткам его напечатать. Этот материал я написал еще в 2006 году как дополнение к статье о серии «Звездные войны» из-ва Marvel для журнала Star Wars Insider #91. В эссе я взял трех Marvel’овских персонажей — Вермиса, Клигсона и Бея, — и постарался их теснее интегрировать в Расширенную Вселенную. Но места для эссе в журнале не нашлось, и я переделал его для публикации в Интернете. Этот план тоже провалился, поэтому я переработал биографии персонажей для «Энциклопедии военного дела». Но потом рукопись энциклопедии пришлось резать, и я выкинул Бея. Немного позже я вырезал Вермиса. И в конце концов сдался и убрал еще и Клигсона. Итак, я собрал обратно все три биографии для авторской версии… и тут мои приятели Абель Дж. Пенья и Рик Хэндли довольно здорово затронули историю Вермиса в другом проекте.3 Учитывая все это, я был убежден, что скорее астероид врежется в Землю, чем этот текст появится на StarWars.com. Если кому-то все же доведется прочитать это эссе, то оно забавное и не имеет каких-либо видимых недостатков, за исключением своей невезучести. Наслаждайтесь… наконец-то.

Эрих Шёневайс: Джейсон, мы в этом посте уже набрали максимальное количество знаков. Последнее эссе надо вырезать… (смеется).

* * *

Клигсон — представительный мужчина с симметричными скулами, кумир ГолоСети,— родился на Сакарме, некогда процветающей сельскохозяйственной планете в секторе Гроль Внешнего кольца. Торговая Федерация давно вела бизнес на Сакарме, но за несколько лет до битвы за Набу она приобрела контрольные пакеты акций агрофирм планеты, а затем разорвала старинные деловые связи между этими фирмами и их торговыми партнерами. Вскоре Сакарма была низведена до роли производителя сырья, которое поставлялось на другие планеты Федерации. Когда недовольство жителей вылилось в открытые столкновения, Федерация начала вторжение, закамуфлированное как «ограниченное вмешательство с целью обеспечения выплаты долгов».

Одним из лидеров сакармского сопротивления был майор Клигсон из сил безопасности сектора Гроль. Клигсон был боевым офицером: до этого он уничтожил базы пиратов, нападавших на грузовые корабли во внешних регионах сектора, и путем интервенции остановил гражданскую войну на соседней Остеге. Но этот конфликт был совершенно другим. Боевые дроиды, бредущие по полям его родной планеты, вызывали у Клигсона отвращение. Он помог выставить вон армию Федерации, затем подал в отставку и вступил во «Фронт освобождения Гроля» — организацию, которая вела кампанию саботажа на предприятиях Федерации по всему сектору.

Дженго Фетт убедил Клигсона войти в число «Куэ’валь Дар» и обучать ЭРКов и клонов-коммандос на Камино. Желая самому уничтожить побольше сепаратистских дроидов, Клигсон покинул Камино и стал одним из немногих офицеров-неклонов Великой армии. Он достойно сражался на таких истерзанных войной планетах, как Слуис-Ван и Презитлин.

Когда Войны клонов закончились, солдаты Клигсона стали штурмовиками; ему самому дали звание капитана имперской армии. Клигсон горячо поддержал Новый Порядок: Республика допустила, чтобы неймодианские машины унизили и захватили его родину, а Империя разгромила армии дроидов и победила их создателей.

Однако в новообразованной Империи под подозрением были все. Клигсона отправили на Сакарму — как он думал, для торжественного чествования. Но, прибыв на место, Клигсон и его штурмовики получили новый приказ: они должн были стать авангардом армии вторжения, и их здачей было ликвидировать руководство планеты для подготовки к введению военного положения и национализации ресурсов. Когда шокированный Клигсон отменил приказ, заявив, что это какая-то ошибка, штурмовики застрелили его. Из тех, кого он учил и с кем сражался бок о бок, ни один даже не заколебался.

Клигсон выжил только благодаря подозрениям тех, кого ему приказали убить. В тот самый миг, когда бластерные разряды прошили его тело, «Фронт освобождения Гроля» нанес собственный удар из засады. То, что осталось от Клигсона, было помещено в бакта-камеру и затем интегрировано в кибернетическое тело – по иронии, сделаное из деталей боевого супердроида. Человек, который так долго сражался с машинами, сам стал таковой.

«Фронт освобождения Гроля» надеялся, что Клигсон поможет ему в борьбе против Империи. Недостатка в боевой технике Клигсон определенно не испытывал: сектор усеивали неработающие боевые дроиды и корабли КНС, беспомощно дрейфовавшие после выключения экипажей. Первым делом Клигсон решил, собрав детали кораблей, построить на «Орбитальных судоверфях Остеги» безумную на вид, но грозную космическую станцию, которую насмешливо прозвали Клигсоновой луной. Но вскоре он сделался эксцентричным чудаком и стал требовать, чтобы другие вожди ФОГ держались подальше от его станции и посылали вместо себя протокольных дроидов. Спустя несколько месяцев Клигсонова луна включила двигатели и ушла в гиперпространство. Герой сектора Гроль исчез.

8-droidworld-400x372

Исчез, но не был забыт. На протяжении десятилетий Клигсонова луна — которую иногда называли Планетой дроидов — была темой баек, которые пересказывали космические бродяги в кантинах и конструкторы дроидов в лабораториях. Но легенда была правдой. Те, кому все же удавалось  попасть на Клигсонову луну, узнавали, что ее затворник-хозяин придерживается железных правил: во-первых, органическим существам вход запрещен, а во-вторых, его не интересует бессмысленная грызня между Империей и Повстанцами. Немногочисленные органические гости, которым все же удавалось хотя бы недолго побеседовать с Клигсоном, получали аудиенцию только потому, что приходили с необычными проблемами в дроидостроении (наиболее известным из таких просителей был конструктор дроидов Симонель-ингоянец, который, возможно, изготовил для Клигсона частичного дроида-репликанта).

Вскоре после поражения Альянса на Хоте Люк Скайуокер, Ц-3ПО и Р2-Д2 отправились на Клигсонову луну в надежде раздобыть чертежи поврежденного имперского боевого робота. Пока Люк ожидал на орбите, Эрдва и Трипио оказались втянуты в гражданскую войну между дроидами Клигсона и машинами, которых разагитировал Зет-Х3 — дефективный военный дроид, созданный для Империи корпорацией Тагге.

Клигсон справился с Зет-Х3, но этот случай только укрепил его решимость  избегать «заразы войн», которую органические существа теперь принесли и в механический мир. На глазах у Люка, Эрдва и Трипио Клигсонова луна запустила двигатели и исчезла в гиперпространстве. Во время войны с йуужань-вонгами ходили слухи, что ее будто бы кто-то видел, но где луна и ее нелюдимый хозяин пребывают сейчас, не знают даже в кантинах.

StarWars.com | Star Wars: The Essential Guide to Warfare Author’s Cut, Part 8: Tales of the Clone Wars

  1. дроидессы-виджеи из серии BD-3000, названные в честь американской модели жанра пин-ап Бетти Пейдж; см. эпизод «Салаги» из первого сезона «Войн клонов»
  2. Из романа «Дикий космос». На этом собрании Сепаратисты пытались завербовать себе новых сторонников
  3. В статье «История»Колеса»

Источник: RSS-лента http://starwars.org.ua/news/%d0%b4%d0%be%d0%bf%d1%8b-%d0%ba-%d1%8d%d0%bd%d1%86%d0%b8%d0%ba%d0%bb%d0%be%d0%bf%d0%b5%d0%b4%d0%b8%d0%b8-%d0%b2%d0%be%d0%b5%d0%bd%d0%bd%d0%be%d0%b3%d0%be-%d0%b4%d0%b5%d0%bb%d0%b0-%d1%87-8/

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML-теги и аттрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>