Случай в кантине

Уже пять месяцев у нас не было никаких демо-отрывков. Сегодня предлагаем почитать вторую главу книги Т. Зана  Scoundrels — насколько можно судить, завязку истории.

———————

Глава 2

Хан Соло никогда раньше не бывал в кантине «У Реджилио». Но он сиживал в нескольких сотнях подобных заведений и знал, как в них бывает. Здесь было достаточно спокойно, хотя причиной тому была скорее осторожность клиентов, чем хорошие манеры; публика немного шумела, но с оглядкой, поскольку никто не желал обращать на себя внимания; обстановка же была грязной и обветшалой, но персонал и не думал приносить извинений, а посетители их и не ждали.

Короче говоря, это было идеальное место для ловушки.

Чубакка, умостившийся в другом кресле кабинки, скорбно рыкнул.

— Это точно, — проворчал в ответ Хан, побарабанив пальцами по кружке с кореллианским спайсовым элем, к которому он не притронулся. — Но если есть хотя бы минимальный шанс, что работа реальная, надо за нее хвататься.

Чубакка вопросительно рявкнул.

— Нет, — отрезал Хан. — У них восстание, забыл? Лишних денег у них нет.

Чубакка снова зарычал.

— Конечно, заслужили, — согласился Хан. — Одни СИДы, которых мы сняли с хвоста Люка, должны были удвоить награду. Но ты же видел, какую рожу скорчил Додонна — ему и первую-то часть не хотелось отдавать. Если бы ее королевское высочество не пришла попрощаться, он бы обязательно попробовал нас заболтать.

Хан уставился в кружку. К тому же, мысленно прибавил он, если попросить принцессу Лею возместить вознаграждение, придется ей сказать, как он лишился первой части. А именно — не проиграл в карты, не потерял на неудачных инвестициях и даже не пропил, а отдал сволочному пирату.

И тогда она посмотрит на него этим своим взглядом.

Бывают вещи и похуже, чем попадание в черный список Джаббы, решил Хан.

С другой стороны, если работа, которую им предложили на Орд-Мантелле, окажется реальной, Лее ни к чему будет знать об этой неприятности.

— Привет, Соло, — раздался справа хриплый голос. — Смотрим прямо, руки на стол. Ты тоже, вуки.

Стиснув зубы, Хан отпустил кружку и положил ладони на столешницу. Вот тебе и реальная работа.

— Это ты, Фалста?

— Хорошая память, — одобрительно сказал Фалста, который наконец-то возник в поле зрения и уселся по другую сторону стола. На вид он ничуть не изменился: коренастый и худой, с четырехдневной щетиной на физиономии, он был одет в свою традиционную кожаную куртку, под которой виднелась одна из его коллекции рубашек цвета огнептахи. Бластер у него был даже уродливей рубашки — модифицированный ДТ-57 эпохи Войн клонов. Фалста хвастался, что ствол когда-то принадлежал самому генералу Гривусу. Может, кто-нибудь в это и верил, но только не Хан.

— Слыхал, Джабба на тебя озлился, — продолжал Фалста. Он поставил локти на стол и нацелил дуло бластера Хану в лицо. — Опять.

— Слыхал, ты подался в киллеры, — парировал Хан, покосившись на бластер и осторожно передвинув ногу под столом. Шанс будет всего один.

Фалста пожал плечами:

— Ну, чего клиент хочет, то клиент получит. Вот что я тебе скажу: «Черное солнце» платит за убийство больше, чем Джабба за доставку груза. — Он покачал дулом. — Хотя от халявных денег отказываться не стану… раз уж я тут.

— И правда, почему бы и нет? — Хан нахмурился. Странное замечание. Выходит, это не Фалста прислал приглашение?

Нет, быть того не может. Галактика большая. Охотник за наградами не мог чисто случайно заявиться в ту же кантину в том же городе и на той же планете, что и Хан. Нет, Фалста просто выделывается.

Ну и ладно. Хан тоже умел выделываться.

— Так ты говоришь, если я дам вдвое больше, чем Джабба, ты просто встанешь и уйдешь? — спросил он .

Фалста недобро ухмыльнулся:

— А у тебя деньги с собой?

Хан мотнул головой в сторону Чубакки:

— Третья батарея от плеча вниз.

Взгляд Фалсты метнулся к перевязи Чубакки…

…и Хан коротким движением колена выбил стол из-под его локтя. Одновременно он схватил кружку и плеснул элем охотнику в глаза. Его обдало жаром — Фалста рефлекторно спустил курок, и разряд просвистел над ухом Хана.

Фалста успел выстрелить всего раз. В следующий миг дуло его бластера уставилось в потолок: Чубакка железной хваткой стиснул его руку, сжимавшую оружие.

По идее, на этом инцидент должен был закончиться. Фалсте следовало бы смириться с поражением, отдать бластер и покинуть кантину; пускай гордость его немного пострадает, но сам жив останется.

Однако Фалста никогда и ни с чем не смирялся. Злобно сморгнув капли эля, все еще стекавшие по лицу, он молниеносно сунул левую руку за полу пиджака и вытащил маленький бластер.

Он как раз наводил оружие на цель, когда Хан застрелил его под столом. Фалста упал навзничь, бластер покатился по столу, где и остановился. Чубакка еще немного подержал его руку, затем опустил ее на стол, при этом ловко вытащив оружие из пальцев мертвеца.

Секунд пять Хан не шевелился. Сжимая бластер под столом, он обвел глазами кантину. Стало тихо, практически все взгляды были прикованы к нему. Оружия вроде пока никто не доставал, но ладони большинства посетителей за соседними столиками лежали на кобурах или неподалеку.

Чубакка предупреждающе зарычал.

— Вы все это видели, — заявил Хан, хотя сам подозревал, что реальных свидетелей сцены было всего несколько. — Он выстрелил первым.

Снова воцарилось молчание. Затем, как бы мимоходом, пальцы отодвинулись от бластеров, головы отвернулись, и тихие разговоры возобновились.

Возможно, в «У Реджилио» такое происходило постоянно. Или же Фалсту здесь знали как облупленного, и оплакивать его безвременную кончину никто не собирался.

Впрочем, пора было двигаться. «Пошли», — буркнул Хан и выбрался из-за стола, на ходу пряча бластер в кобуру. Надо вернуться в космопорт, решил он, и походить по тамошним кантинам, вдруг найдется какой клиент с грузом. Этого не хватит, чтобы откупиться от Джаббы, но, по крайней мере, с Вуккара они уберутся. Он последний раз окинул кантину взглядом…

— Прошу прощения?

Хан вихрем развернулся, рефлекторно положив ладонь на рукоять бластера. Но спешивший к нему незнакомец был обыкновенным человеком.

Вернее сказать, в основном человеком. Большую часть его лица покрывала медпленка телесного цвета, которая захватывала кожу и волосы, а в правой глазнице болтался искусственный глаз.

При этом глаз непростой. Это было нечто нелюдское и сверкающее, вроде уменьшенной версии фасеточного глаза арконца. Даже в полумраке кантины эффект был пугающий и слегка гипнотический.

Хан поймал себя на том, что откровенно пялится на незнакомца, и отвел взгляд. Во-первых, это было грубо, во-вторых — именно такой трюк мог использовать ловкий убийца, чтобы отвлечь внимание жертвы в критический момент.

Но незнакомец не доставал бластера — его руки были пусты. Да и, правду сказать, толку от его правой руки было бы немного. Безобразно изуродованная, она была плотно затянута в ту же медпленку. То ли была серьезно повреждена, то ли заменена протезом, который изготовили чужаки, смастерившие искусственный глаз.

— Вам бы глаз новый заиметь, — предложил Хан, немного расслабившись.

— Мне много чего надо заиметь. — Человек остановился в нескольких шагах от них. Уцелевшим глазом он взглянул на бластер Хана, затем с усилием перевел взгляд на его лицо.

— Позвольте представиться, — продолжал незнакомец. — Меня зовут Инджер, фамилия… впрочем, это не важно. Суть в том, что у меня украли большую сумму денег.

— Это печально, — сказал Хан и попятился в направлении двери. — Обратитесь в илтаррскую полицию.

— Они мне не помогут, — ответил Инджер, не отступая от Хана. — Я хочу вернуть свои деньги, и мне нужен кто-то, кто может позаботиться о себе и не стесняется действовать за гранью закона и обычая. Потому-то я и здесь. Я надеялся найти кого-нибудь, кто отвечает обоим критериям. — Он покосился на труп Фалсты. — Я увидел вас в деле и убедился, что вы именно тот человек, который мне нужен.

— Это была самооборона, — возразил Хан, переходя на более быстрый шаг. Скорее всего, проблемой чудака был какой-нибудь мелкий карточный долг, и он не собирался ввязываться в подобную историю.

Инджер, однако, оказался парнем настойчивым. Он тоже ускорил шаг, не отставая от Хана.

— Я не предлагаю вам сделать это бесплатно, — сказал он. — Я могу заплатить. Весьма и весьма щедро.

Хан с неохотой остановился. Скорее всего, дело все равно пустяковое, и выслушивание жалоб этого чудака будет просто тратой времени. Но и сидение в космопортовой кантине, скорее всего, тоже.

А если он не станет его слушать, очень может быть, что прилипала будет тащиться за ним до самого космопорта.

— О какой сумме идет речь? — спросил Хан.

— Как минимум я компенсирую ваши издержки, — сказал Инджер. — Как максимум… — Он посмотрел по сторонам и понизил голос до шепота. — Преступники похитили более ста шестидесяти трех миллионов кредитов. Если вы вернете эти деньги, я разделю их с вами и вашими коллегами, кого вы сочтете нужным привлечь.

У Хана пересохло в горле. Возможно, это все-таки выдумка. Возможно, что Инджер врёт.

Но если он говорит правду…

— Ладно, — сказал Хан. — Давайте потолкуем. Но не здесь.

Инджер оглянулся на труп Фалсты и вздрогнул.

— Да, — тихо согласился он. — Где угодно, только не здесь.

* * *

— Грабителя зовут Аврак Виллакор, — сказал Инджер. Его уцелевший глаз оценивающе оглядел выбранную Ханом столовую — более презентабельную, чем прежняя кантина, и расположенную на безопасном расстоянии в три квартала. — Если точнее, то он главарь банды, совершившей налет. Насколько я понимаю, он связан с какой-то более крупной преступной организацией — но с какой именно, я не знаю.

Хан поглядел на сидевшего напротив Чубакку и вопросительно приподнял брови. Вуки пожал плечами и дернул головой. Очевидно, он тоже никогда не слыхал об этом Виллакоре.

— Да, выбор тут большой, — сказал Хан.

— Действительно. — Инджер посмотрел на свой стакан, как будто увидел его впервые, и снова обвел зал нервным взглядом. — Мой отец — весьма преуспевающий импортер… то есть был. Три недели назад Виллакор явился в наш дом с бригадой братков и потребовал, чтобы отец переписал бизнес на его организацию. Когда отец отказался…

По телу Инджера прошла дрожь.

— Они убили его, — почти неслышно продолжил он. — Они… они даже не использовали бластеров. Это была какая-то осколочная граната. Его разовало на… — Бедняга умолк.

— Тогда-то вам лицо и покорежило? — спросил Хан.

Инджер заморгал и опустил глаза.

— Что? А. — Он поднял затянутую в медпленку руку и аккуратно прикоснулся к затянутому в медпленку лицу. — Да. Меня зацепило взрывом. Было очень много крови. Они, должно быть, сочли меня мертвым… — Он содрогнулся, словно его тело пыталось стряхнуть жуткое воспоминание. — Как бы то ни было, они вычистили сейф и ушли. Забрав все деловые бумаги, информацию о нашей транспортной сети, списки подрядчиков — короче, всё.

— Включая сто шестьдесят три миллиона кредитов? — уточнил Хан. — Видать, сейф был немаленький.

— Да нет, — ответил Инджер. — В рост человека, но ничего экстраординарного. Деньги были в кредитных чипах, по миллиону на каждый. Уместятся все в поясной сумочке. — Он пододвинулся ближе к столу. — Фокус вот в чем. Кредитные чипы программируются на владельца и уполномоченных им лиц. Поскольку отец мой мертв, снять с них всю сумму теперь могу только я. Любому другому достанется не более четверти, в лучшем случае половины процента номинальной стоимости. И то если Виллакор найдет «ледоруба», который взломает код защиты.

— Но даже так он получит восемьсот тысяч, — заметил Хан. — Неплохо для одной ночи.

— Поэтому я не сомневаюсь, что он сейчас разыскивает хорошего «ледоруба». — Инджер сделал глубокий вдох. — Собственно, в этом и суть. Деловых бумаг не жалко. Все наши партнеры работали на нас исключительно потому, что их нанял отец, и без него они постепенно растворятся в тумане. Особенно с учетом того, что кредитные чипы были заказаны для оплаты их услуг. Не заплатишь перевозчику — он больше на тебя работать не станет.

Особенно если перевозчик на самом деле контрабандист; Хан сильно подозревал, что на самом деле именно таким по характеру был так называемый «импортный бизнес» этой семейки. Он, правда, не был до конца уверен, знал ли об этом сам Инджер, только подозревал или вообще не догадывался.

—Дайте угадаю, — сказал он. — Вы хотите, чтобы мы пробрались во дворец Виллакора… кстати, вы знаете, где это вообще?

— Да, конечно, — кивнул Инджер. — Это прямо здесь, в Илтарре. Поместье под названием «Мраморное дерево», примерно квадратный километр территории. В центре — большой особняк.

— А, — сказал Хан. Должно быть, то большое открытое пространство в северной части города, которое он видел во время посадки. Тогда он принял его за парк. — Вы хотите, чтобы мы пошли туда, проникли в то место, где он хранит кредитные чипы, сперли их и убрались оттуда. Я правильно понял?

— Да, — подтвердил Инджер. — И я очень благодарен…

— Нет.

Инджер заморгал единственнм глазом:

— Прошу прощения?

— Вы обратились не по адресу, — объяснил Хан. — Мы перевозчики, как ваш отец. Мы не умеем грабить хранилища.

— Но вы же наверняка знаете людей, которые умеют, — сказал Инджер. — Вы можете их пригласить. Они тоже в накладе не останутся. Каждый получит равную долю.

— Вы можете пригласить их сами.

— Но я же никого из них не знаю, — возразил Инджер. В его голосе появились умоляющие нотки. — Я не могу просто взять комлинк и попросить позвать ближайшего взломщика. Без вас… — Он замолчал, явно силясь взять себя в руки. — Я видел, как вы справились с тем человеком в кантине, — продолжил он. — Вы соображаете быстро и действуете решительно. Но главное — вы убили его, лишь когда иного выбора не оставалось. А значит, я могу рассчитывать, что вы сделаете дело и не обманете меня потом.

Хан вздохнул.

— Послушайте…

— Нет, послушайте вы, — выпалил Инджер; чувствовалось, его разочарование сменяется гневом. — Я протираю штаны в кантинах уже битых две недели. Вы первый, кто дал мне хоть какую-то надежду. Виллакор уже три недели ищет «ледоруба», чтобы взломать эти чипы. Если мы его не опередим, он победит. Он получит деньги.

Хан поглядел на Чубакку. Но тот сидел молча, ничем не выдавая своих мыслей и настроения. Вуки явно решил целиком довериться суждению напарника.

— Дело действительно в деньгах? — спросил Хан. — Или вы хотите отомстить?

Инджер посмотрел на свою руку.

— И того, и другого, — сознался он.

Хан схватил свою кружку и сделал большой глоток. Конечно, он сказал всё как есть. Они с Чубаккой для такой работы не годятся.

Но Инджер прав тоже. Они знают многих, кто годится.

А когда на кону сто шестьедят три миллиона…

— Мне нужно сделать один звонок, — сказал он, ставя кружку на стол и доставая комлинк.

Инджер кивнул, но остался сидеть.

— Конечно.

Хан помедлил.

Конфиденциальный звонок.

Инджер еще какую-то секунду сидел не двигаясь. Затем его глаза вдруг расширились.

— О, — сказал он, поспешно вскочив на ноги. — Конечно. Я еще вернусь.

Чубакка вопросительно зарычал.

— Поспрошать не вредно, — ответил Хан, набирая номер и стараясь не нервничать. Сто шестьдесят миллионов. Даже малой доли этой суммы хватит, чтобы десять раз откупиться не только от Джаббы, но вообще от всех, кто жаждет получить кусочек головы Соло на тарелке со свежим луком. Он расплатится со всеми, и им с Чуи еще хватит, чтобы свалить вольными птицами, куда они захотят. Может, этих денег даже хватит до конца жизни. — Надеюсь только, что Рейчел Ри дома, а не уехала куда-нибудь.

К его легкому удивлению, Рейчел оказалась дома.

— А, привет, Хан, — весело сказала она, когда он представился. — Рада слышать, спасибо, что позвонил, для разнообразия. Ты на Вуккаре? А, да — вижу. Илтарр, ага? Там лучшая кореллинская кухня на планете.

Чубакка сквозь зубы прорычал комментарий. Хан кивнул, скривившись. Его комлинк должен был блокировать попытки проследить его местоположение, но для Рейчел электронные средства защиты никогда не были сколько-нибудь серьезной помехой.

— Есть вопрос, — сказал Хан. — Точнее, два. Первый: слыхала ли ты что-нибудь о громком ограблении с убийством около месяца назад? Объект нападения — фирма-импортер.

— Ты имеешь в виду «Полярную звезду»? — спросила Рейчел. — Слыхала, конечно — об этом говорили во всех салонах недели три назад. Владалец фирмы был убит, а его сын, по-видимому, залег на дно.

— Так вот, он объявился опять, — сообщил Хан. — Сына звали Инджер и он был ранен во время налета?

— Дай-ка посмотрю… да, Инджер Кунаразти. Насчет того, был ли он ранен, ничего не говорится. Погоди, я проверю по другим источникам… да, похоже на то. По крайней мере, его кровь обнаружили на месте преступления.

— Вот и хорошо, — сказал Хан. Он не думал, что Инджер его дурачит, но проверить не мешало. — То есть не хорошо, но…

— Я поняла, что ты имеешь в виду, — прервала Рейчел, и Хан представил себе ее хитрую улыбочку. — Второй вопрос?

— Ты не могла бы записать несколько имен и выяснить, кто из этих ребят сейчас поблизости от Вуккара? — спросил Хан. — Инджер предложил мне работу — вернуть похищенные деньги.

— Вот как, — озадаченно протянула Рейчел. — Ты расширил бизнес с тех пор, как мы виделись последний раз?

— Да нет, — ответил Хан. Пара сражений на стороне Повстанческого Альянса не считаются расширением бизнеса, твердо сказал он себе. — Ему просто нравится мой стиль работы.

— А кому он не нравится? — сухо парировала Рейчел. — Без проблем. Кто тебе нужен?

Хан назвал всех, кого смог вспомнить — точнее, тех, кого считал одновременно компетентными и достаточно надежными. Учитывая, сколько лет он колесил по задворкам галактики, список оказался удивительно коротким. Хан добавил три имени по рекомендации Чубакки и демонстративно проигнорировал четвертую кандидатуру, предложенную вуки.

— Это все, — сказал он Рейчел. — Если кого-то вспомню еще, перезвоню.

— Хорошо, — ответила Рейчел. — А твой новый друг часом не упоминал, о какой сумме идет речь? Кое-кто из ребят захочет знать наперед.

Хан слегка улыбнулся, жалея, что не может видеть ее лица.

— Если добудем всё, то разделим между собой сто шестьдесят три миллиона.

На том конце потрясенно замолчали.

— Вот как, — сказала, наконец, Рейчел. — Ого. По сути, за такие деньги ты мог бы сам нанять Джаббу.

— Спасибо, обойдусь, — ответил Хан. — И еще, при этом Инджер должен остаться жив. Наверное, растолкуй им это тоже.

— Растолкую, — сказала Рейчел. — Значит, деньги в кредитных чипах? Логично. Хорошо, я их обзвоню и потом свяжусь с тобой. Кстати, ты знаешь, где эти чипы?

— Он говорит, что у одного типа по имени Виллакор, — сообщил Хан. — Ты такого знаешь?

Снова короткая пауза.

— Да, я о нем слышала, — отозвалась Рейчел слегка изменившимся голосом. — Ладно, я займусь твоим списком. Где вы остановились?

— Пока ночуем на «Соколе».

— Ну, в конце концов вам придется поселиться в городе, — сказала Рейчел. — Конечно, все вокруг забронировано перед Фестивалем. Но я попробую что-нибудь найти.

— Спасибо, Рейчел, — ответил Хан. — Я твой должник.

— А то. До связи.

Хан выключил комлинк и спрятал его. Чубакка вопросительно рыкнул.

— Потому что я не хочу с ним иметь дела, вот почему, — сказал Хан. — А даже если его пригласить, я сомневаюсь, что он приедет.

Чубакка снова зарычал.

— Потому что он сказал, что не хочет больше меня видеть. Забыл, что ли? — парировал Хан. — Сам знаешь, Лэндо иногда говорит то, что говорит.

Заметив краем глаза какое-то движение, он обернулся и увидел Инджера, который нерешительно пробирался к их столу.

— Все в порядке? — спросил калека, глядя то на одного, то на другого.

— Конечно, — ответил Хан. — Я попросил кое-кого заняться сбором команды.

— Отлично, — сказал Инджер, усаживаясь в кресло. Должно быть, он застал конец короткой перепалки и счел ее более серьезной, чем на самом деле. — Этому человеку можно доверять?

Хан кивнул:

— Она из низов вуккарской аристократии. Знает всё и всех, и ей не слишком по нраву те люди, которые тут нынче заправляют.

— Вам видней, — согласился Инджер. Он не выглядел полностью убежденным, но было видно, что спорить он не собирается. — Мне кажется, я нашел идеальное время для операции. Через две недели начнется Фестиваль Четырех Стихий.

Хан посмотрел на Чубакку. Тот пожал плечами.

— Никогда не слышал о таком, — сказал Хан.

— Это вуккарская версия Карнавальной недели. — Инджер выпятил губу. — Все, что делается в Центре Империи, кто-нибудь здесь обязательно копирует, но с еще большим размахом. Как бы то ни было, это семидневное празднество, во время которого по одному дню посвящено камню, воздуху, воде и огню, плюс по одному дню подготовки между чествованиями. Это главное событие на Вуккаре, на которое съезжаются гости с самой Вуумы и даже из Имперского Центра.

— А также карманники с самой Нал Хаты, — пробурчал Хан.

— Этого не знаю, — сказал Инджер. — Суть в том, что Виллакор принимает одно из самых масштабных празднований в своем поместье.

Хан выпрямился.

— В своем поместье? Вы хотите сказать, что он позволит людям шляться прямо у него под домом?

— Это скорее особняк, чем дом, — молвил Инджер. — Или скорее крепость, чем особняк. Но да, эти четыре дня гости будут свободно ходить по территории.

Чубакка обратил внимание на очевидную проблему.

— Само собой, охрана будет усилена, — согласился Хан. — Но, по крайней мере, нам не нужно будет преодолевать стены и внешний периметр защиты. Как получить приглашение на это увеселение?

— Приглашений не требуется, — сказал Инджер. — Вход открыт для всех. — Видимая половина его рта изогнулась в горькой усмешке. — Виллакор любит изображать себя филантропом и другом города. Он также любит выставлять на показ свои богатство и стиль.

— Ну и хорошо, — отозвался Хан. — Некоторыми из моих лучших «клиентов» были типы, считавшие себя умнее других. Думаю, шансы есть.

— То есть вы мне поможете? — с надеждой спросил Инджер.

— Сначала поглядим, что сможет разузнать Рейчел, — ответил Хан. — Кой-какие идеи у меня есть, но, как я уже сказал, это не наша специализация. Если удастся собрать нужных людей, можно, по крайней мере, попробовать.

— Донесите до них, о какой сумме идет речь, — сказал Инджер. — Сто шестьдесят три миллиона.

— Да, это я понял, — сказал Хан. — Дайте мне ваш номер, и я перезвоню, когда будет о чем говорить.

— Хорошо, — немного нерешительно произнес Инджер. Он порылся в карманах и достал инфочип. — Когда?

— Тогда, — с нарочитым терпением протянул Хан, — когда будет о чем говорить.

* * *

Письмо Рейчел застало их уже на «Соколе».

Как обычно бывает, результаты оказались неоднозначными. Многие из тех, на кого рассчитывал Хан, были вне доступа, слишком далеко или временно вышли из бизнеса. Другим, кто тоже мог бы поучаствовать, было слишком долго добираться, тем более что до Фестиваля, о котором говорил Инджер, оставалось всего две недели.

Наконец, третьи были заняты, но могли кое-кого порекомендовать. В частности, Маззик перехватил инициативу и сообщил Рейчел, что посылает двух новобранцев с навыками, которые интересуют Хана.

Чубакка отнесся к этому повороту без энтузиазма.

— Ага, мне тоже, — согласился Хан, хмуро изучая письмо Рейчел. Впрочем, в прошлом на Маззика можно было положиться. А главное — он был знаменит тем, что без тщательнейшей проверки не доверял ни одному кандидату. Если эти новобранцы его устраивают — скорее всего, им верить можно.

Если только Маззик не решил поквитаться с Ханом за что-то. Но это вряд ли. Хан ничего плохого Маззику не сделал — по крайней мере, сам он такого не помнил. В последнее время уж точно.

Чубакка вопросительно рыкнул.

— Думаю, поохотимся, — ответил Хан, поднимаясь на ноги. — Иди подготовь «Сокол» к взлету. А я попробую договориться о стартовом окне.

Источник: RSS-лента http://starwars.org.ua/news/%d1%81%d0%bb%d1%83%d1%87%d0%b0%d0%b9-%d0%b2-%d0%ba%d0%b0%d0%bd%d1%82%d0%b8%d0%bd%d0%b5/

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML-теги и аттрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>