Надежда матери

kotetannounce_854x480

Bioware внезапно опубликовала новый рассказ по SWTOR за авторством Дрю Карпишина. Из него можно узнать, что, собственно, происходит в концовке ролика кинематографического ролика Betrayed. Время действия: между «Рыцарями павшей Империи» и «Рыцарями Вечного трона».

————————————————

Когда челнок начал снижение, Сенья напряглась: в грязной атмосфере Орд-Мантелла нередко встречались турбулентные потоки. Покрепче ухватившись за рычаги, она с трудом выровняла корабль, который гремел и вибрировал, летя к земле.

Со стороны кормы донесся громкий визгливый гудок: разнообразные механизмы, подсоединенные к бездыханному телу Арканна, которое лежало в импровизированном медотсеке, выражали свой протест против бесцеремонной тряски. Спуск был быстрым и крутым, отчего турбулентность только усиливалась. Но чем дольше оставаться в воздухе, тем больше вероятность, что локаторы на поверхности обнаружат корабль. Жители Орд-Мантелла не питали теплых чувств к новой Императорице Вечного трона, но солидное вознаграждение, которое обещала Вейлин за поимку матери, вполне могло заставить некоторых из них пересмотреть свое отношение.

Поверхность планеты, скрытая во мраке ночи, была практически невидимой, но Сенья знала, куда держит путь. Она ввела координаты и благополучно посадила челнок в нескольких километрах от конечной цели. Возможно, идти до места пешком было чрезмерной предосторожностью, но ставки были слишком высоки, и рисковать лишний раз Сенья не собиралась. Она в последний раз наведалась к бесчувственному сыну, дабы проверить, стабильны ли показатели жизнедеятельности и все ли трубки и провода подсоединены к телу. Удостовершвшись, что от жесткой посадки ничего не оторвалось, она вышла из челнока и заперла дверь.

Уже сам по себе полет на Орд-Мантелл был риском, но на этот риск Сенья была вынуждена пойти. Она ухаживала за сыном как могла, но исцелить раны Арканна оказалось выше ее сил. Если не удасться заручиться помощью кого-то более искушенного, долго он не протянет.

Друзей у Сеньи было катастрофически мало. Она покинула Альянс, предав Иноземца ради сына, а Вейлин бросила на ее поиски все силы Закуула и Вечной Империи. Но в самый темный час вдруг блеснул луч надежды, причем с неожиданной стороны: спасибо Наследникам.  Провидцы, некогда направлявшие путь Вечной Империи, но после смерти своего предводителя разбежавшиеся кто куда, теперь вышли на связь.

Поначалу Сенья заподозрила, что это какой-то трюк. Арканн, будучи при власти, учинил гонения на Наследников и едва не истребил их всех.  Но Наследники руководствовались только своими пророчествами, а не жаждой мести. Они заявили, что низложенный Император должен выжить; по их убеждению, ему еще предстояло сыграть важную роль. Сенья не стала спрашивать, какое будущее уготовано Арканну – она вообще сомневалась, что хочет это знать. Главным было спасти сына,  положение было отчаянным, и другие варианты не просматривались. Поэтому, когда Наследники велели отправляться на Орд-Мантелл, она послушалась.

Правда, встретиться ей предстояло не с самими Наследниками. Те держались настороже – они все еще были слишком уязвимы и не хотели рисковать. Сенью послали к ее собратьям. Подавляющее большинство рыцарей Закуула хранили верность Вечному трону, кто бы на нем ни сидел. Но так как в прошлом Вейлин обходилась с ними исключительно жестоко, некоторые оказались не готовы ей присягать. Они опасались, что Вейлин распустит их орден или вовсе уничтожит их всех.

Эти мужчины и женщины, бросившие вызов новой Императрице, — самый реальный шанс для Арканна, объяснили Наследники в своем послании. У них есть медицинское оборудование, есть лекарства и специалисты, умеющие со всем этим обращаться. И они уважают Сенью. Многие сражались вместе с нею; другие наслышаны о ней. Если удастся убедить их помочь ей, помочь Арканну…

«Они послушают. Должны послушать».

Ночь была темной; луны-близнецы Орд-Мантелла попрятались за плотными, ядовитыми бурыми облаками. Единственным источником света была пика, мягкое свечение клинка едва рассеивало мглу на расстояни метра.

Шагая вперед в этом кромешном мраке, Сенья двигалась медленно и осторожно; неровная твердая корка грязи тихо хрустела под сапогами.  Судя по  данным ей координатам, до цели оставалось совсем чуть-чуть. Но что-то было неладно.  Не наблюдалось никаких признаков близости лагеря: ни отблесков костра, ни приглушенных звуков вдалеке; не было и часовых, которые остановили бы ее на подходе.

Сенья осторожно потянулась вперед с помощью Силы, прощупывая темноту вокруг себя. Ничего необычного не почувствовала, но ее техника была грубой и неуклюжей: главным образом ее учили использовать Силу в бою.

Насторожившись до предела, Сенья медленно двинулась вперед, пока нога не ступила в какую-то лужицу. Послышался отчетливый всплеск, и одновременно в ее ноздри ударил резкий, почти металлический запах ридония. От смрада топлива ее подозрения только усилились, и пальцы крепче сжали древко пики.

Сенья сделала еще шаг и тут заметила что-то на земле – какую-то темную, уродливую тень, едва различимую в свете включенной пики. Наклонив оружие, она разглядела под ногами отрубленную руку. Металлическая перчатка выглядела знакомо: она сама несколько десятилетий носила такую броню. Еще в нескольких шагах обнаружилось тело, лежавшее лицом вниз; оставшиеся конечности, скрюченные и вывернутые, застыли в неестественном положении.

Отогнав от себя нарастающий страх, Сенья двинулась дальше. В считанных метрах лежало второе тело, но в кромешном мраке она заметила его, только приблизившись вплотную. В отличие от первой жертвы, этот воин лежал на спине. В тусклом свете клинка была отчетливо видна гримаса неподдельного ужаса, застывшая на лице.

Хотя убитый был ей не знаком, Сенья почувствовала родство с павшим воином. Она и сама когда-то была рыцарем Закуула; здесь лежали ее братья и сестры. Она тренировалась вместе с ними, жила вместе с ними, сражалась вместе с ними.

Осторожными шагами Сенья начала описывать расширяющийся круг в темноте. Землю усеивали лужицы ридония — крохотные блестящие озерца, которые отражали и усиливали свет меча, являя взору изувеченные тела других павших рыцарей. Она явилась в их лагерь просить о помощи, зная, что они не откажут одному из своих. Теперь они все были мертвы, их истерзанные тела усеивали землю… и Сенья знала, что вина лежит на ней.

Это не было совпадением. Обратившись к рыцарям-отщепенцам, она привлекла внимание Вейлин. Теперь их кровь была на ее руках. Но Сенья не могла позволить себе раскаяния.  Главным было спасти сына. Пришло время улетать;  больше здесь нечего было  делать.

Негромкий всплеск, раздавшийся в темноте, заставил ее резко обернуться. Сенья сделала шаг в направлении источника звука, вытянув вперед острие пики. В мягком свечении клинка она увидела предмет, который узнала сразу: то была вырезанная из дерева детская игрушка, которую швырнули в грязь.

Сенья напряглась, услышав быстрые шаги.  Из темноты материализовалась знакомая фигура, в чьих ладонях потрескивали разряды энергии. Вейлин растопырила пальцы, и сорвавшиеся с них искры полетели в лужицу ридония у ее ног, отчего та мгновенно вспыхнула. Огонь стал быстро шириться, перепрыгивая от лужицы к лужице — расползаясь по земле, он рисовал вокруг пылающий узор, превращая ночь в день.

В взметнувшихся языках пламени глазам Сеньи предстала картина резни, которую Вейлин учинила в лагере. Среди обломков кораблей и разгромленных челноков валялись тела десятков рыцарей — изуродованные и искромсанные. По спине Сеньи пробежал холодок, когда она осознала масштаб бойни, служившей мрачным напоминанием о тех ужасах, которые способна была совершить дочь.

Сенья подняла оружие — и его тут же с легкостью вырвали из ее рук Силой. Пика пролетела десять метров и легла в вытянутую ладонь Вейлин.

«Она может мгновенно раздавить мне череп, — подумала женщина. — И я не в силах буду ее остановить!».

Но когда Вейлин вскинула отобранную пику и бросилась вперед, она поняла, что этого не случится: дочь хотела насладиться жестоким удовольствием, зарубив ее в бою.

Обратившись к Силе, Сенья призвала к себе меч одного из павших рыцарей отбила удар. Пылающие лезвия столкнулись с громким треском, и на мгновение обе замерли лицом к лицу, в считанных сантиметрах друг от друга, окруженные оранжевыми языками пламени, которое быстро распространялось по лагерю.

Вейлин была так близко, что Сенья смогла заглянуть ей в глаза. Они пылали злобой, чистой и свирепой; от малышки, когда-то льнувшей к матери, не осталось и следа. Потрясенная силой ненависти дочери, Сенья невольно отвернулась. В тот же мир Вейлин присела и взмахнула пикой по широкой дуге, намереваясь отрубить матери ноги. Но Сенья уже отскочила, грациозно кувыркнувшись назад, и встала в оборонительную стойку, готовясь встретить следующую атаку.

— Боишься со мной биться, мама? — с хитрой улыбочкой спросила Вейлин. Горевший вокруг огонь отбрасывал на ее лицо странные мерцающие тени.

Вместо ответа Сенья приготовилась к новому натиску. В своем мастерстве она не сомневалась. До этого они уже однажды встречались в бою, и Сенья одержала верх; возможно,  Вейлин и была более одаренной с точки зрения Силы, но Сенья десятки лет оттачивала искусство поединка. Если Вейлин так хочется с ней сразиться — итог неизбежен.

Как и следовало ожидать, Вейлин бросилась вперед с дикой яростью. Пика в ее ловких руках превратилась в вертящееся орудие смерти. Сенья отразила первый шквал ударов, отводя их умелыми скользящими движениями, что позволило ей снизить темп натиска Вейлин. Затем, перейдя от обороны к атаке, она выдала собственную серию быстрых ударов и выпадов, целью которых было не убить, а отогнать дочь, заставить отступать, не давая прийти в себя.

Но вместо того, чтобы попятиться, Вейлин ответила новой свирепой атакой, так что Сенье снова пришлось перейти к обороне. От удивления женщина отшатнулась назад, едва успев увернуться от пики, которая просвистела возле самой щеки, обдав жаром пылающего лезвия. Клинок зацепил наплечник, отрубив кусочек брони.

Следующий удар был нацелен ниже колена – в последний миг Сенья отдернула ногу. Однако, сумев спасти конечность, она потеряла равновесие и оказалась в неудачной стойке. Вейлин налетела, свирепо рубя мечом; недостаток техники она более чем сполна компенсировала скоростью и агрессивным напором.

Рефлексы и инстинкты, отточенные тренировками за более чем тридцать лет, уберегли Сенью от смертельного удара… но далось это с большим трудом. Увернувшись, женщина бросилась влево и перескочила через одну из огненных стен, пересекавших лагерь.

«Она стала сильнее. Быстрее. Увереннее».

Но все-таки стиль Вейлин не был безупречным. Теперь, оценив силы противницы, Сенья видела мелкие погрешности, которыми можно было воспользоваться.

Дочь перемахнула через разделявшую их стену пламени и снова бросилась в атаку. Она яростно нажимала, стремясь ошеломить Сенью градом ударов и быстро зарубить. В следующей стычке Сенья на миг открылась, опустив кончик клинка. Как и ожидалось, Вейлин не замедлила воспользоваться ее внезапной уязвимостью. Но Сенья была настороже; предвидя направление удара, она сделала шажок в сторону и, сблизившись, ударила локтем в грудь Вейлин, отбросив дочь назад.

Вейлин восстановила равновесие в каком-то шаге от огненной стены. В бешенстве она снова бросилась на мать, удвоив скорость. Сенья продолжала финтовать и дразнить противницу, используя ее агрессию против нее самой. Она чувствовала, что затянувшийся поединок раздражает дочь все сильнее: ее атаки становились все более отчаянными и лихорадочными. Снова и снова Вейлин замечала, казалось, верный шанс закончить бой одним ударом — и в последний момент неуловимая соперница лишала ее этой возможности.

Усталость начинала брать свое. Молниеносная скорость ударов Вейлин слегка снизилась: заболели мускулы. Она продолжала колоть и размахивать мечом, потеряв равновесие и совершенно выйдя из себя. Обе тяжело дышали, но, в отличие от дочери, Сенья на протяжении боя экономила силы и берегла энергию напоследок.

— Ты бьешься на голых эмоциях, — проворчала женщина, отражая очередной удар и надеясь, что где-то внутри противостоящего ей чудовища осталось что-то от маленькой девочки, которую она вырастила. — Они затуманивают твой разум.

— Ты говоришь как SCORPIO, — оскалилась Вейлин, разрубив пустоту в том месте, где долю секунды назад была ее противница. — Вечно судачишь о логике и рассудке.

— Так вот кто теперь тобой командует? — не умолкала Сенья. — Машина?

Вейлин крутанула запястьем; Сенья взвилась в воздух и влетела в борт одного из разбитых кораблей, окружавших лагерь. Оглушенная, она осела на землю.

— SCORPIO никакая не Императрица! — зарычала Вейлин, быстрыми шагами приближаясь к поверженной противнице. — Она командует флотом GEMINI, но все они подчиняются мне. Это я сижу на Вечном троне!

Тряхнув головой, чтобы развеять туман перед глазами, Сенья приподнялась на одно колено. По обе стороны от нее на расстоянии нескольких метров поднимались стены пламени. От едкого дыма щипало в глазах и в носу.

«Она не может победить меня в бою, но может убить в любой момент. Все это время она просто играла со мной».

— Зачем тебе вообще трон? — спросила Сенья, все еще пытаясь достучаться до разума дочери.

Этот вопрос заставил Вейлин остановиться, и Сенья успела взобраться на ноги.

— Твой брат всегда хотел быть Императором, — напомнила женщина. — Но тебя это никогда не интересовало.

— Закуулу нужен сильный правитель, — медленно проговорила Вейлин. — А трон принадлежит мне по праву рождения.

— Похоже на слова SCORPIO, — ответила Сенья. — Но я не верю, что именно этого хочетсятебе  самой.

Несколько секунд Вейлин молчала, было слышно только потрескивание пламени.

— Ты знаешь, чего мне хочется, мама… убить тебя!

Вейлин швырнула пику, словно копье, надеясь пригвоздить Сенью к борту разбитого челнока. Но Сенья предвидела атаку и откатилась в сторону. Клинок пронзил обшивку и глубоко вошел внутрь корабля.

Раздался пронзительный звук, похожий на вой — рев охладителя, вывавшегося из пробоины в герметичной трубе гиперпривода. Сенья только и успела понять, что случилось — и в тот же миг поврежденный гиперпривод взорвался.

Она пришла в себя несколько секунд спустя — оглушенная и дезориентированная. В ушах звенело. Взрывной волной ее отбросило метров на двадцать; всюду вокруг валялись кусочки оплавленного, искореженного металла, бывшего когда-то корпусом корабля. С трудом вскарабкавшись на четвереньки, Сенья повертела головой в поисках Вейлин. Но увидела только дым и огонь; пожар уже охватил весь лагерь.

«Арканн!»

Каким-то образом Сенья поднялась на ноги и, пошатываясь, припустила обратно к своему кораблю и сыну. В то время как пламя за спиной отдалялось, в голове у нее понемногу прояснялось. На миг ее мысли обратились к павшим рыцарям, сгоравшим на погребальном костре, в который превратился их лагерь. Они рискнули своими жизнями, чтобы помочь ей, и Вейлин перебила их всех.

Теперь они с Арканном снова одни. Союзников нет. Обратиться не к кому. Но она все еще жива… каким-то чудом.

Тот взрыв должен был испарить ее.

Напрашивалось лишь одно объяснение: должно быть, Вейлин заслонила их обеих с помощью Силы.

«Но зачем? Чтобы убить меня позже своими руками? Или просто пыталась спастись сама, а я оказалась близко и тоже попала под щит. Но куда Вейлин делась?»

Сенья знала, что дочь жива; смерть она бы так или иначе почувствовала. Однако, несмотря на щит Силы, взрыв наверняка был настолько мощным, что Вейлин оказалась оглушенной и дезориентированной. Опасаясь за свою жизнь, она, должно быть, ретировалась.

«А может, она все еще здесь. Может, я веду ее прямо к Арканну!»

Сенья замедлила шаги, хотя челнок был уже совсем рядом. Дочь ненавидела ее; это было видно по глазам. Но какие чувства она питала к брату… если вообще питала?

«И если она захочет убить его, сумею ли я ее остановить?»

Так и не найдя ответа, она приблизилась к челноку, который был таким же темным и безмолвным, каким она его оставила. Сенья ввела код, и трап опустился. Быстро оглянувшись, женщина быстро вошла внутрь и заперла дверь.

Освещение внутри было тусклым, но по сравнению с ночной теменью света было более чем достаточно. Сына она нашла там, где оставила; опутанный сетью трубок и проводов, он лежал без сознания под присмотром машин, поддерживавших в нем жизнь.

Сенья присела и нежно погладила его лоб. Пальцами она почувствовала жар, горячий, как пламя, пожравшее лагерь рыцарей.

— Я придумаю, как тебя спасти, — прошептала она, уронив руку.

Усевшись в кресло пилота, она запустила двигатели. Спустя секунду корабль взмыл в небо, и мрак поглотил его.

SWTOR.com | A Mother’s Hope

Источник: RSS-лента http://starwars.org.ua/news/%d0%bd%d0%b0%d0%b4%d0%b5%d0%b6%d0%b4%d0%b0-%d0%bc%d0%b0%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b8/

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вы можете использовать эти HTML-теги и аттрибуты:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>